История, настоящее и планы на будущее - Интервью с Генеральным секретарем Организации тюркских государств

Совет сотрудничества тюркских государств был преобразован в Организацию тюркских государств в ноябре на встрече глав государств в Турции. Корреспондент Kun.uz побеседовал с генеральным секретарем организации Багдадом Амреевым о деятельности и планах организации на будущее, ее месте в регионе и мире.
- Как вы охарактеризуете этапы становления и развития Организации Тюркских Государств? Почему «Совет сотрудничества тюркоязычных государств» был переименован в «Организацию Тюркских государств»?
- Первый этап развития начался сразу же после распада СССР и Саммита глав тюркоязычных государств, состоявшегося в 1992г. в Анкаре, в котором приняли участие президенты Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана, Турции и Узбекистана.
Позже такие встречи президентов проводились в Стамбуле в 1994, 2001 и 2010 гг., Бишкеке в 1995 г., Ташкенте в 1996 г., Астане в 1998 г., Баку в 2000 г., Анталии в 2006 году.
Второй этап, можно назвать юридическим оформлением нашего механизма сотрудничества. В 2009 г. в Нахичевани был создан Совет сотрудничества тюркоязычных государств. В последующие годы нам удалось институционализировать наше секторальное сотрудничество и создать аффилированные платформы, такие как ТюркПА, Тюркская академия и Тюркский фонд культуры и наследия. Этот этап становления нашей структуры завершился ее расширением за счет вступления Узбекистана в качестве полноправного члена.
С проведением в ноябре этого года исторического саммита в Стамбуле для нашей тюркской семьи начался третий этап, который запомнится как важный поворотный момент для Организации, когда отношения между государствами-членами вступили в новую эру более тесного и всестороннего сотрудничества.
В ходе саммита Президенты тюркских государств приняли решение об изменении названия Тюркского совета на «Организацию тюркских государств», что будет способствовать реализации его реального потенциала, повышению его значения и усилению роли в международном сообществе. Кстати, о причине переименования. В отличие от предыдущего, нынешнее название подчеркивает принадлежность народов наших стран к единой идентичности, которая характеризуется не только общностью языка, истории, многовековых традиции, культуры и духовной ценности, что само по себе очень и очень важно. Они объединены также и общностью политических, экономических и культурно-гуманитарных интересов, что естественно для стран, находящихся в общем геополитическом, экономическом и культурном пространстве.
- Каковы различия между государствами-членами и государствами-наблюдателями в Организации? Могут ли государства, не являющиеся тюркскими, стать членами Организации?
- Мы уже отметили, что наша организация основана на общей тюркской идентичности, ее полноправными членами могут стать только суверенные государства, относящиеся к тюркским.
В настоящее время, пять стран являются полноправными членами Организации, а два государства имеют статус наблюдателя.
Следует отметить, что в отличие от других региональных организаций, наши наблюдатели имеют более широкий круг полномочий по участию в деятельности ОТГ. Как правило, они представлены практически во всех наших форматах взаимодействия, начиная от экспертных встреч и заканчивая саммитами глав государств. Единственное существенное различие – наблюдатель не участвует в принятии решений Организации, то есть в голосовании.
Конечно, характер ОТГ не позволит неограниченного расширения состава, а наблюдателями также могут быть только те страны, которые в качестве одного из официальных языков имеют один из тюркских языков.
Поэтому в ходе Стамбульского саммита мы также утвердили Положение о партнерах Организации тюркских государств, тем самым на деле продемонстрировали открытость нашей структуры к налаживанию конструктивного партнерства с третьими государствами и международными организациями. Теперь Партнером может стать практически любое государство при условии готовности вносить реальный вклад в развитие взаимовыгодного сотрудничества в той или иной сфере.

Около 15 стран изъявили желание установить разные форматы сотрудничества с ОТГ. Это говорит о хорошей репутации нашей организации, и о том, что ее международный имидж неуклонно растет.
- Каковы планы по развитию транспортно-транзитного потенциала государств-членов Организации тюркских государств? Например, по суше или через Каспийское море?
- Наша организация придает приоритетное значение развитию сотрудничества в сфере транспорта и логистики. Данное направление занимает особое место в недавно принятом стратегическом документе «Видение Тюркского мира - 2040».
В центре всех наших усилий находится обеспечение транспортной взаимосвязанности наших стран. В этом контексте приобретает особую важность вопрос превращения Транскаспийского международного среднего коридора в самое короткое, безопасное и конкурентоспособное транспортное соединение между Востоком и Западом.
На ближайшей перспективе наше основное внимание будет акцентировано на облегчение транспортных и транзитных процедур в государствах-членах ОТГ, в том числе посредством применения современных цифровых инструментов. Это, в первую очередь – «eTIR», «ePermit» и «eCMR». В ноябре 2020 года мы совместно с Международным союзом автоперевозчиков (МСАТ) запустили пилотный проект «цифровой ТИР» между Узбекистаном и Казахстаном. В начале следующего года наметили расширение данного проекта с включением в него Кыргызстана. Кроме того, впервые в мире вышли на реализацию в тестовом режиме проекта «ePermit» между Узбекистаном и Турцией. Сейчас ведется работа по внедрению в наших странах инструмента «eCMR» совместно с Европейской экономической комиссией ООН.
Другая наша задача заключается в совершенствовании правовых основ транспортного сотрудничества. В частности, в рамках организации прорабатываем проект межправительственного соглашения о комбинированных перевозках, которое направлено на создание благоприятных условий при транспортных операциях через Каспийское море.
Наша организация также способствует переговорным процессам по заключению соглашения о международных автомобильных перевозках между Узбекистаном и Азербайджаном. В апреле этого года организовали экспертные встречи двух стран по согласованию текста указанного документа. Надеемся, что в скором времени выйдем на его подписание.
В наших планах поддержание эффективной координации усилий между непосредственными транспортными операторами – это морские и сухие порты, логистические центры. Для этого у нас создан механизм «Порты-побратимы». В этом году, наряду с турецким портом «Мерсин», три узбекских логистических центра – «Universal Logistics Services» в Ташкенте, «Ахтачи» в Андижане и «Термез карго центр» в Сурхандарье присоединились в данный процесс, а в следующем году планируем проведение его очередной встречи в Узбекистане.
- На встрече министров торговли организации говорили об установлении взаимно преференциальных и свободных торговых режимов. Какая работа ведется в этом направлении и можно ли ожидать, что экономические отношения между членами организации достигнут уровня Европейского союза?
- При взаимодействии в торгово-экономической сфере мы исходим из того, что некоторые наши государства-члены уже участвуют в других интеграционных процессах, нацеленных на создание единой экономической зоны. Соответственно, на ближайшей перспективе такой вопрос не стоит в повестке нашей организации. Тем не менее, наша главная задача в долгосрочном плане, как это предусмотрено в «Видении Тюркского мира – 2040», является достижение свободного передвижения товаров, капитала, услуг, технологий и людей между государствами-членами.
Что касается преференциальной торговли товарами, наши страны идут по пути заключения таких соглашений на двусторонней основе. К примеру, в феврале 2020 года подписано соглашение о преференциальной торговле между Азербайджаном и Турцией. Оно несомненно способствует увеличению взаимного товарооборота за счёт снижения таможенных тарифов и создания благоприятных условий для экспортно-импортных операций. Ведется также активная проработка аналогичного документа между Узбекистаном и Турцией.

В повестке дня также создание первой тюркской экономической зоны «Туран СЭЗ» в Туркестане. Одновременно будем активизировать деятельность Тюркской торгово-промышленной палаты и Делового совета. Они действительно могут стать эффективными инструментами развития предпринимательства в Тюркских странах. К тому же, идет работа по созданию правовых рамок для развития электронной коммерции.
- Могут ли быть подписаны соглашения об упрощении миграционного порядка и обмене рабочей силой между государствами-членами Организации тюркских государств?
- Вопрос очень актуален, особенно в период пандемии. В первую очередь, необходимо создать благоприятные условия для граждан государств-членов, временно находящихся на территории тюркских стран. Это касается упрощения визового режима, получения разрешения на работу и их социальной зашиты путем обеспечения страхованием и доступной медицинской помощи.
Соответствующая правовая основа для упрощенного миграционного порядка между нашими странами уже имеется. К примеру, граждане Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана могут находиться без визы на территории Турции сроком до 90 дней. Граждане Турции также могут находиться в Азербайджане и Кыргызстане до 90 дней, а в Казахстане и Узбекистане – 30 дней.
Думаю, что сейчас нет острой необходимости в подписании многостороннего соглашения об упрощенном миграционном порядке. Однако, есть возможность подписания соглашения о защите прав законно трудящихся мигрантов. Такая практика уже имеется между Узбекистаном и Турцией.
- Как вы оцениваете вклад Узбекистана в развитие сотрудничества в рамках Организации тюркских государств?
Вступление Узбекистана в Организацию стало значимым событием в укреплении единства Тюркского мира.
Как неотъемлемая часть Тюркского мира, Узбекистан всегда участвовал в процессе формирования нашей организации и до своего формального вступления в ОТГ. Он всегда был и остается страной, духовное наследие которой является одной из фундаментальных основ, экономической и культурной колыбелью Тюрко-Исламской цивилизации.
Благодаря конкретным инициативам, выдвинутым Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым на саммитах в Баку в октябре 2019 года, апреле 2020 года, в Туркестане в марте 2021 года и в Стамбуле в ноябре 2021 года, открываются неиспользованные ранее возможности взаимовыгодного партнерства между государствами-членами.
Текущий год стал продуктивным с важными событиями для Тюркского мира. В этом невозможно переоценить роль Узбекистана. В июне этого года в Коканде провели 6-ое заседание министров туризма, в ходе которых обсудили реализацию проекта «Табаррук зиярат», инициированного ранее Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым. Стороны полностью поддержали данный проект, договорились сформировать рабочую группу по его реализации и создать туристическую карту объектов паломничества наших стран.
Кроме того, город Коканд впервые объявлен «Туристической столицей Тюркского мира». В течение 2022г. планируется проведение масштабных мероприятий в наших государствах-членах для продвижения туристического потенциала и бренда этого города.
В сентябре этого года мы впервые провели в Узбекистане Форум молодых предпринимателей, инициированный лидером Узбекистана, в котором приняли участие более 250 молодых предпринимателей из тюркских стран. В рамках форума также провели 5-ое заседание Министров по делам молодежи и спорта нашей организации.
В честь объявления Хивы «Культурной столицей Тюркского мира», в сентябре текущего года в Хиве проведен Международный культурный форум «Центральная Азия на перекрестке мировых цивилизаций», а также 38-е заседание Постоянного совета министров культуры государств-членов ТЮРКСОЙ.
Знаковым событием стало учреждение по инициативы Президента Узбекистана Шавката Миромоновича международной премии Организации тюркских государств имени Алишера Навои «За вклад в единство Тюркского мира», что еще раз подтверждает признание его особой роли и вклада в объедении тюркских народов.

Пресс-служба Управления мусульман Узбекистана

Read 395 times
Top